Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Он был хорошо сложен,только рука выпадала из чемодана.

http://www.vinauto777.ru/

«Накудесил много в жизни сей, яко козел скоча по холмам и ветер гоняя»

Протопоп Аввакум.



Глупый иудей(тысячник) Нормальный еврей в армии не служит. Сказалось детство в Люберцах в золотую пору их расцвета. Отсюда и внешность: прическа шея, шея, шея, брови, нос три раза сломан(мир не без добрых людей),190рост,110 вес, общий стиль-ночью увидишь, всю мелочь отдашь. В общем, глаз не оторвать.



Душа тонкая и ранимая. Слезлив и сентиментален: если в процессе удушения под столом назойливого клиента из него(клиента) выпадет фотография любимого щенка -может прорыдать весь день.Глубоко в душе человек добрый, отзывчивый порядочный и честный. Докопаться до такой глубины еще никому не удалось, но свято верит что там этого-лопатой не отгребешь. И эта вера позволяет с высоты кристальной нравственности судить всех и вся, лезть с советами всюду и учить всех жизни.Как следствие -3 раза сломанный нос(см выше) благодарными слушателями.
Судит окружающих исходя из столь высоких нравственных критериев, что сам им (критериям) ни в коей мере не соответствует.
Женат на молодой красивой татарке, таким образом устроил для себя личный филиал татаро-монгольского ига.Искренне верит что чистит этим карму. Осталось еще чуть чуть-и по поверью в очереди в Рай стоять не придется, нервно теребя сальными ручками лацканы распоротого на спине пиджака.
Под угрозой немедленной кастрации оставил свои гусарские привычки и теперь взирает на происходящие вокруг половые хлопоты взглядом кастрированного в сознательном возрасте кота.
По профессии-демиург. Живет за городом . Давно не встает по заводскому гудку с целью наживы.В Москву на работу собирается как мужик на ярмарку: загодя, неторопливо и обстоятельно. На работу возит в основном пиздюля, привозит назад деньги. Те живет натуральным обменом. С удовольствием берет так же битой дичью, пушниной, борзыми щенками, невинностью юных дев, но не дают. Домашних животных обожает но содержит только мышей . С которыми борется интеллектом. Одерживая победы гордится ими немеряно, демонстрируя свидетельства оной всем желающим и (в основном) нежелающим. Фото побед выкладывает в сети, шлет ММС знакомым и ждет шквала восхищения. Не дождавшись со вздохами ходит по дому, бормоча про неблагодарность этого мира.
Общителен без всякой меры, имеет большое количество друзей-подонков, с которыми не может видеться: оккупация, чего вы хотели-передвижения разрешены только с ханской пайцзой. А ее дают только за ясак (рухлядь, смарагды, яхонты,лалы, бурмицкое зерно) Так что дружить стало накладно. Теперь дружит с школьницей дочкой, но сильно проигрывает в интеллекте.
В целом счастлив, чего и вам желаю.



promo vinauto777 november 7, 2013 00:07 32
Buy for 50 tokens
http://www.vinauto777.ru/ Продажа перебранных Акпп по фиксированным ценам на автомобили Ауди А4 А5 А6 А8 Q5 Q7 Фольксваген Пассат Б5 Б6 , Гольф 5, Гольф Плюс, Тигуан, Туарег, Транспортер т5 Шкода Суперб, Октавия ,Рапид Сеат Порше Каенн БМВ Е53, Е70, Е39, Е46, Е38, Е90, Е65,E60 Ренж-Ровер,…

Беги, кролик, беги...

Судьба столкнула нас с Кроликом в деканате. Или в коридоре-не помню. Но возненавидел он меня неожиданно и люто. Так бывает. Я иногда действую на людскую психику пророчески. То есть интуиция подсказывает индивидууму последствия нашей встречи и сразу настраивает его на верный лад. На мое счастье , преподаватель Кролик пасся на соседнем потоке и у нас ничего не вел. А то б влетел бы я с мисисовской лужайки всенепременно. Один раз он принимал у нас какой-то бредовый допуск по электробезопасности, что ли, и тут я пролетел все 3 захода. Кролик злобно торжествовал.
Хорошо еще, что наш препод выздоровел.
Я же копил в себе злобу.
Бить Кролика было и низко, и чревато. Персонажа из "Виннипуха" помните? Вот точно-он. Для фоторобота б сгодился идеально.

Бить его, повторюсь, было нельзя. Но очень хотелось. Потому я старался особо с ним не контактировать. Увидел кролика-беги. Что было непросто, ибо эта сука была знатным общественником. Вечно он то возглавлял карательные рейды по общаге в поисках некошерного, то организовывал субботники, то стоял на входе в альмаматер, отлавливая опоздавших, то с клекотом реял в комитете комсомола, мешая прогрессивной молодежи похмелиться после вчерашнего.
Из него вечно росли государственные органы. И стучал, стучал, стучал...
Кролик был прирожденным барабанщиком. Любое увиденное нарушение тут же обретало письменную форму и летело в деканат. Или ректорат. Или в комсомол.
Кролика тихо ненавидел весь институт. Сам же Кролик ненавидел слово "Кролик". Видимо, детская травма. Сказать это заветное слово в радиусе слышимости его огромных ушей значило получит себе кровного врага до самого диплома. Потому на кроликов у всех было табу. На всякий случай, старались и зайцев не поминать всуе, ибо гадить Костя любил и умел.
Но сколько веревочка не вейся...

Группу студиозов отправляли на практику в Липецк. НЛМК глядеть. За каким хером будущим теорфизикам нужно было диву даваться с металлургического комбината - Гефест ведает. Но в армии мы все давно разучились барахтаться в накатывающем волнами маразме жизни. Надо-поедем. Хоть на птицеферму. Только водки надо запасти.
Прочтя состав отъезжающих, я приободрился. Тунеядцы, алкоголики, преферансисты и чреслобесы. Наши люди. Но руководитель, матьевоеб, Кролик. От, сука. Вечер перестает быть томным.
На инструктаже Кролик разглядел мою рожу и торжествующе окрысился. Мол, наконец-то ты в моей власти. Ужо я тебе.
Долго радовать какого-то бешеного зайца не входило в мои планы. A la guerre comme à la guerre. Иду на Вы.
Как только Кролик прочистил горло и взял слово, в аудитории раздался сочный хруст.
Все обернулись. Я же с азартом вгрызался в здоровенную морковку, что предусмотрительно приволок с собой.
Кролик выпучил глазки.
С галерки плеснуло смешком.
-Это что такое! -неожиданным фальцетом завизжал уязвленный грызун.
-Это?! Я оглядел овощ со всех сторон. - Морковь. Вкусная. Хотите?!
-Ппппппрекратить!
Оппаньки. А ты еще и заикаешься, невротик. Куды ж ты полез, премудок, с такими нервишками?
-Пппппппппппппочему?!!! Она же пыпыпыполезная!
Народ грохнул хохотом.
Кролик сорвался с места и вылетел в дверь. 1-0.
-Пыпыпыпылкий какой- прокомментировал я сей эскейп, продолжая точить овощ.
Через полчаса я уже писал в деканате объяснительную с трогательным детским названием "Почему я ел морковь?"
Потому что она
1. Вкусная
2. Полезная
3. В ней много витаминов
4...
Декан заглянул в написанное и ревом порвал "Оду моркве" на куски.
-Ты зачем Кролика морковкой дразнил?!!!!
-Кого? Владимир Алексеевич, побойтесь Бога! Какие кролики на кафедре?! Я вообще грызунов в институте не видел...хотя... в подвале, говорят, крыс полно. Но я их не дразнил!
- Ты долго издеваться будешь?
-Всю практику. Я вам торжественно в этом клянусь. Я к этой братии испытываю чувство сильной антипатии. Взаимное. Константин Александрович на меня уже бочку чернил извели-с. Не хочу оставлять его вдохновенное перо без захватывающих сюжетов.
-А ты не боишься, что...?
-Я, Владимир Алексеевич, свое в армии уже отбоялся. И , если вы не хотите дать делу ход, выставляя себя на всеобщее посмешище, то я , пожалуй, пойду. Хотя, если вы желаете... Я б с удовольствием посидел бы на скамье подсудимых по статье "Дразнеж грызуна корнеплодом". Честь имею.

На вокзал все приперлись, как в конюшню. С сетками моркови, сочно хрустя ей на весь Павелецкий. Не сговариваясь.
Кролик пошел пятнами. Его трясло. Каждая сволочь-практикант считал своим долгом предложить ему морковку.
-Ну , Константин Александрович, не стесняйтесь! Кушайте на здоровье, у нас ее много!
Я же появился с задержкой. В руках у меня болталась клетка. С толстым кроликом. На клетке висела табличка. "КОСТЯ"
Кролика Костю я приобрел за день до того в селе. Спецом поехал.
-Оставить не на кого-простодушно покаялся я в полубезумные преподавательские глаза. Помрет , скотинка. Вы не переживайте, Константин Александрович, он не кусается. Какает , правда, много, но ведь так у всех кроликов принято, правда?
Площадь Павелюги огласилась глухим воем. Народ хрумкал и ржал, ржал и хрумкал.
Кролик травленой крысой метнулся в свое купе.
Под свист и улюлюканье.

Кролик Костя, стал всеобщим любимцем. Вопли- "Где этот ебаный кролик!" сотрясали стены общаги. В присутствии Константна Александровича у нас других тем, считай, и не было. Кролик поел, Кролик посрал, Кролик бабу хочет, Кролик чуть не сбежал...Кролик, кролик, кролик...
Очкастый кролик, в отличии от своего тезки, чах на глазах. Ранее небольшая лысинка модели "озеро в лесу", которую он тщательно зачесывал, безобразно расползлась и пошла струпьями.
-Линька у него-понимающе кивал народ. Старый мех скидывает, косой. К зиме, видать готовится.
Группа превратилась в кружок юннатов. Каждый волок Косте то травки, то яблочка, а то и пиваса в плошку.
Заикание у преподавателя становилось все заметнее. Тремор рук. Отдышка. Истерики.
Милосердие никогда не входило в число моих пороков. Через неделю я купил кролику крольчиху на Липецком базаре. Увидев в клетке зоопорно, кролик бросился душить любодеев. Еле оттащили.
И все. Кролик исчез. Уехал в Москву биться в истерике. Мы остались без отеческого пригляда.
И погрузились в пучину. Закономерным результатом явился поголовный заезд коллектива на нары. Из местного пивняка. Как выяснилось, пиво в Липецке подавали неразбавленным и народ пал жертвой провинциальной честности.
Упившихся студентов менты грузили в бортовой ЗИЛ , как дрова-в навалку. Единственный более менее вменяемый Толик завыл на всю улицу " Вы жертвами пали борьбы роковой"


Смотрелось это очень торжественно. Процессия произвела на горожан сильное впечатление. Впереди бобик, за ним Зилок с телами и над этим всем тоскливый вой Толика
"Вы жертвою пали в борьбе роковой
Любви беззаветной к народу,
Вы отдали всё, что могли, за него,
За честь его, жизнь и свободу!"
Многие снимали шапки и склоняли головы.
Меня не взяли. Во-первых я пива не люблю, а во вторых у меня есть третья -чуткая на неприятности ноздря. И когда народ начал колошматить кружки о стену, я предпочел свалить, хорошо понимая последствия.
40 рыл в отделении-это залет. Даже ЗАЛЕТИЩЕ. Особенно в горбачевские антибахусные времена.
Я прискакал в отдел, пытался было поговорить с начальством, но не. Наши уж больно накосорезили. По итогу в институт пошла огромная телега, груженая 40 бочками арестантов.
Кролик немедленно написал донос. Причем, почему-то на меня. Единственного -незатрюмленного.
По возвращении в Москву всех ждала инквизиция. По ходу разбирательств я с удивлением узнал, что благодаря моему тлетворному влиянию спилась вся группа. Факт же моего непопадоса возмущал судей больше всего. Остальных алкоголиков пожурили по-отечески, со мной же собирались разобраться по всей строгости законов военного времени.
Я потряс башкой. Морок не проходил. С трибуны Кролик ярко обличал мои происки.
Деканатское начальство кивало головами и гневно поглядывало в мою сторону. Ну все.
Сейчас - "слушали-постановили" и прощай родной МИСиС.
Я автоматически порылся по карманам. И хрустнул морковкой...
Кролик моментом сдулся. И завизжал матерно. М-да. А с виду такой антилихент. Кто б мог подумать.
-Сука! Говно! Ненавижу! Скотина! Да я таких! Да я тебя! Гнида подзалупная! Ууууу!
"-Эх. Слабовата все же выдержка у профессорско-преподавательского состава. Никуда не годится"-философски размышлял я, жуя корнеплод, пока оратора ловили за руки.
Коллеги успокаивали Кролика , я влез на трибуну. Прокашлялся. И двинул речь.
Судьи смотрели на эту наглость, разинув рот.
-Уважаемые преподаватели, благодарю вас за предоставленную возможность высказать свою точку зрения на происходящее. Да, произошло очень неприятное происшествие.
ЧП! Позор на весь институт! И это в то время, когда Центральный Комитет Партии, ее Генеральный Секретарь, Михаил Сергеевич Горбачев объявили решительную борьбу пьянству и алкоголизму.
Но что послужило причиной столь вопиющего безобразия? Я считаю, причиной явилось самоустранение руководителя группы Кривицкого Константина от своих обязанностей.
Раздался сдавленный вопль.
Константин Александрович, поведайте нам, где вы соизволили находиться с 23 июля по по 4е августа?
-Я...я был... там..
-Где-там? Уточните. Потому что группа вас не видела две недели. Вот заявление, подписанное всеми практикантами. (Поутру я обегал похмельный народ и пояснил план действий-валим все на Кролика. Всех не отчислят. Начнем валить друг друга-нам кранты.) Более того, вас видели в Москве. На кафедре. 27го и 1 го. Есть свидетели.
Мало того. Константин Александрович полностью забросил политвоспитательную работу.
Сколько у нас проводилось комсомольских собраний ? Ни одного. Сколько было инструктажей по технике безопасности? Ни одного. Сколько было проведено бесед о недопустимости распития спиртного во время прохождения производственной практики? Ни одного. Кривицкий полностью саботировал возложенные на него обязанности, и стоит ли удивляться, что все это привело к столь печальным последствиям, товарищи? Рыба, как известно, гниет с головы.

Такого вопиющей наглости наши преподы не ждали. Вместо невнятных оправданий на их головы лилась отборная демагогия в стиле 37 года. Я савонарольничал напропалую.

Более того. Я вижу здесь , со стороны некоторых ответственных товарищей попытку замять это позорное дело, не наказав истинных виновников разложения коллектива. Выгородить человека, по вине которого на доброе имя института легло позорное пятно.
Мы, комсомольцы факультета, считаем такое решение неприемлемым. И мы написали письмо в ректорат (шум в зале) и Министерство высшего и среднего специального образования СССР (шум стихает) о недопустимости сокрытия столь вопиющих фактов.


Кролик осел. Похоже, он потерял сознание. А ты сука, потная, думал, что у тебя монополия на стук? Да щазз... Щенок обоссаный, я тебя научу, как кляузы писать.

Что было потом? Дипломатия, угрозы, торг, кляузы и уступки. Сошлись на том, что Кролику впаяют выговор с занесением в грудную клетку, а мы никуда ничего не шлем.
В обмен на индульгенцию.
Отдельным пунктом в пакетном соглашении шел запрет мне на потребление моркови в помещении института. А так же капусты , репы, брюквы и свеклы.
Взамен витаминов я получил иммунитет к деканатовским наездам. Меня просто перестали там замечать. Видимо, руины Кролика остудили административный пыл.

А кроликов мы зажарили и сожрали. Что поделать. Кролик, как известно, это не только ценный мех, но и 3-4 килограмма диетического легкоусвояемого мяса.

Как Бегемот белочку словил.

Намедни мой кот притащил в дом белку. И спесиво надулся. Пришлось хвалить. Кормилец мой. Добытчик. На бельчатине с голоду не помру, стало быть.

К тону фальшивых сюсюканий примешивалось искреннее восхищение.
Ибо белочка только в детских книжках -мила и беззащитна.
А я-то помню вой одного пьяного дурака, что в охотничьем домике полез в клетку к свежеотловленной белке с козой рогатой. Что-то лязгнуло, и коза моментом стала камолой. От вопля враз протрезвевшего шутника заложило уши. Пока все бегали, суетились, искали недостающие фаланги, беглянка сдрыснула в лес. С этим кадром потом здоровались со словами "Дай три!"

Бегемот как-то тоже белочку поймал.

... День начинался хлопотно. Поутру Диме надо было организовать сдачу выпускного школьного экзамена брату главного районного хулигана. Хулиган (Лобковский его фамилие) держал в страхе всю ашхабадскую блатату лет с 13ти. К 15 его боялся даже участковый.
Семейство Лобковских с детства не блистало тягой к образованию, компенсируя этот недостаток избытком телесного могущества. Они были пасечники. От меда, или от постоянных физических упражнений (попробуй потаскай 100 килограммовые ульи на передвижной пасеке) - фигуры их приобретали формы поистине титанические.
Да и содержание тоже. Толик (старший брат) как то сломал борзому туркмену руку, просто сжав конечность кистью. Не ударом - просто сомкнул пальцы и хрусть.
Аж сам обалдел. Потом тащил визжащего туземца на себе в травмпункт.
Тот от ужаса аж белым человеком стал. Ненадолго.
Перелом был сложный, сочетанный, со смещением, Толик очень переживал. Ходил навещать потерпевшего в больничку. Больной Толику почему-то был не рад. Толян это не сразу понял. Поначалу пытался его из-под койки гостинцами выманить, за ноги тянул, но нет. Туркмен наружу ни в какую не хотел, вцепился намертво, а выдирать его рывком Толик побоялся: как бы не треснул посередине.
Врачи Толика попросили больше не приходить. Очень попросили. А то, говорят, от воплей туркмена даже кататоник в соседнем отделении очнулся. И половина пациентов запросились на досрочную выписку. А по больнице слух прошел, что наркоз в операционной закончился, но хирурги не взирают на эти временные трудности.

Толик просьбам внял и извинился заочно. Закинув в палату бидон с медом. На второй этаж. В окно. 50 литров.
Как не убил никого, и как добросил - никто не знает.

Бегемот с этими титанами поддерживал деловые связи. Бартером. Они ему обеспечивали возможность невозбранно шляться в самые опасные районы города, он им - получение аусвайсов об образовании.

Старшего Дима выучил в школе, остался последний рывок - выпускной экзамен по математике для младшего.
С утра пошли на рекогносцировку.
Толик с Димой повертелись вокруг школы и приуныли. Экзамен на втором этаже, к дверям никого не подпускают, как подкинуть шпоры - неясно. Но.
Под окном росло чахлое деревцо.
Дима вспомнил, что в детстве был прекрасным древолазом. Не учел, однако, что детство прошло, а 120 кило для таких дел - многовато.

Но выбора не было.
Как только учитель вышел из класса, младший брат дал знак и Бегемот полез ввысь. Деревце сантиметоров двадцати в диаметре обреченно затрещало.
Толик схватился за ствол и попытался придать конструкции устойчивости.
Не слишком успешно. Ствол мотало из стороны в сторону.
Класс был под большим впечатлением, увидев за окном мотыляющегося туда-сюда еврея, выкрикивающего с дерева математические формулы вперемешку с ругательствами.
Плод древа познания таки сверзился оземь, но успел наорать на троечку.
О большем братья и не мечтали.
Возвращались радостные и взъерошенные.
Дима как раз вынимал последнюю ветку акации из шевелюры, когда над ухом раздалось лобковское:
- Во!
На них с ветки тоненького дерева весело поглядывала белочка.
Зачем, почему, нахера мне эта белочка - это я потом уже думал, после оправдывался Бегемот. А тогда...
Все ж под руками. Цель - белка, средство - Толик. И привычное дерево. Обстоятельство места. Которое надо трясти.
Поняли друг друга без слов. Толик со всей дури раскачивал ствол, Бегемот, расставив руки, хищно ждал добычу внизу.
Дождался.
Белка сорвалась с ветки, Дима ее в воздухе цап.
- И как?
- Ты когда-нибудь ловил включенную швейную машинку в воздухе?
- Не доводилось.
- Это было хуже. Сучья белка за те две секунды, что я тупил, держа ее в руках, прострочила мне конечности 42 раза. Ну и когтями добавила - для гармонии.
Итог охоты: забинтованные лапы, уколы от бешенства и подзатыльники от родни.
Ни одна белка не пострадала.
...
Кота я осматривал со всех сторон и ракурсов. Ни укуса, ни царапины. Как этот лежебока так чисто с хвостатой крысой расправился - ума не приложу.
Ну и традиционно просьба проголосовать тут

https://www.anekdot.ru/id/1078765/

О пользе ненужных знаний.

У меня с детства есть способность-запоминать всякую херню. Типа-один раз случайно услышал пестню группы "Комбинация" из окна стоящей рядом в пробке шестерки, и, сука, Ксюша , шурша юбочкой из плюша об извилины, засела в мозгах навсегда.
Но иногда сия неприятная плюшкинская особенность: собирать всяких хлам в пыльном сарае своего сознания здорово выручает.

Примеры: На Патриках в меня впилилась мадама. Выезжала из двора и на-ка мне в правую бочину. Прибегает гаец. Шушукается с мадама в ее машине. И вылезает оттуда с приговором. Типа-помеха справа. Я виноватый.
-Командир-а ничего, что она со двора выехала?
-И что? Перекресток есть перекресток. И правила на нем для всех одинаковы.
-Да лана. И тут в башке откуда ни возьмись (права куплены аж в 92году) - возникают священные буквы. Их я и зачитываю в вылупленные ментовские зенки- нараспев:
"Перекресток" - место пересечения, примыкания или разветвления дорог на одном уровне, ограниченное воображаемыми линиями, соединяющими соответственно противоположные, наиболее удаленные от центра перекрестка начала закруглений проезжих частей. Не считаются перекрестками выезды с прилегающих территорий.
Мент столбенеет. Кое-как собирает мозги в кучку.
И-неуверенно:
-А с чего Вы решили, что это-прилегающая территория?
Так -же, голосом Левитана (От Советского Информбюро...)
-"Прилегающая территория" - территория, непосредственно прилегающая к дороге и не предназначенная для сквозного движения транспортных средств (дворы, жилые массивы, автостоянки, АЗС, предприятия и тому подобное). Движение по прилегающей территории осуществляется в соответствии с настоящими Правилами.
Наконец, вспоминаю-как давным давно все же решил поинтересоваться на досуге- что это ж за Правила такие, что я нарушаю лет 20 как? Но дальше определений не пошел. Зевота одолела. Однако, гляди как пригодилось.
Мент понимает, что обещанного минета не будет, и, понурясь, ползет заполнять бумаги-в мою пользу.

Еще:

Зацепились языками с каким-то упырем.Как и я-кило под 120. В отеле. Слово за слово-пора и в морду ему на.
Но тормозит обоих опаска перед местными обезьянниками. Неохота остро ощутить себя там симпатичным-среди египетской блатной общественности.
Потому пока прогреваем двигатели.
-Слышь, ты, детерминант , иди-ка подобру-поздорову. И свечку поставь в церкве. Что свезло тебе уйти отсюда, а не уползти или на носилках под простынкой унестись...
-Не поэл? Как ты меня назвал?
-Да чем тебе меня понять, сердяге, коли в башке вакуум?
-Что у меня в башке?!
-СУПЕРПОЗИЦИЯ , БЛЯДЬ, НУЛЕВЫХ КОЛЕБАНИЙ ПОЛЯ! (неожиданно всплыло в памяти)
Вдруг ситуация моментом разряжается. Упырь весело разглядывает меня из под панамы.
-МИФИ?
-МИСиС. Теорфизика.
-А быкуешь, как долгопрудненский.
-Умом не вышел я для ФИЗ-ТЕХа. А сами чьих будете?
-ФИЗФАК МГУ. Пойдем-выпьем?
-Только не местное пойло. Я в дьютике затарился Балантайнсом.
-Обижаешь. Я тоже на халяву не падок.
Отваливаем и надираемся вхлам. Интереснейший собеседник. И как это я ему башку проломить собирался? Хорошо, вовремя определение вспомнил.

Из недавнего.

Год назад мотались семьей во Вьетнам. Сидеть на одном пляже-не мое, так что на скутере объехали все окрестности Ня-Чанга.
Купаться ездили в Зоклет-но надоело и там. Поехали в сторону Камрани. Там пляж-ну не Зоклет. Но сгодится.
База серферов.
Приходим и видим-на море не то что бы спокойно. Ну так, волны и волны. Просто я с дитем-и хрен ей теперь а не одиночные заплывы.



Дама в тюрбане-дочь.

Рядом раздается какое-то многоголосое собачье тявканье. Оказывается, это местные спасатели пинками выгоняют китайцев из воды. Китайцы визгливо отстаивают свою непотопляемость-(все в спасжилетах) но вьетнамцам пофиг.
Пендаль в сраку- и вся дискуссия.
Напрягаюсь. Этого мне еще не хватало. Старого ОСВОДовца ? Пинками на мелководье?! Сгною под паелами!
Рву с места баттерфляем. Поглядим, как вы меня догоните. На удивление-вьетнамцы и ухом не ведут. Так, мазнули взглядом и ну опять китайцев на пинках гонять.
Сплавал-вернулся, пора дите купать.
Однако боязно- вода мутная и волны усиливаются. Заходим, где помельче, мне по пояс-ей по грудь. Стою-пасу. Дальше не пускаю.
Дите ДУМАЕТ, что оно умеет плавать-у меня на это своя точка зрения. Из женского упрямства не хочет учиться. Ну и бултыхайся в прибое, коли так.

И тут-нас поднимает волна и -мы уже на глубине. Беру дитя за руку-и волоку назад. Хрен там. Нас ощутимо тащит в открытое море. Причем, так быстро-что через минуту мы уже в метрах 50.

От, сука. Был бы один-воспринял бы происходящее как развлечение. Но рядом дщерь, коя может испугаться. А что такое испуганные люди на воде-я видел. Уволочь на дно может обоих. Причем 10 летняя девочка здорового, тенированного лба-как нефиг делать.
Выход есть. Но глушить по башке родное дитя как-то неудобно, что ли. Право, не знаю, с чего начать.
-Доча?
-А?
-Хочешь наку?
-Хочу!
-НА-КА!
И что я жене скажу? Выволакивая бездыханное тело: я, милая, испугался, что дочка наша испугается-вот и втащил ей в чан. Согласно инструкции.Ну что бы не нервничала. Ты только не волнуйся, родная, а то и тебя ща успокою.



Тягун-слева.

Вспоминаю уроки Михалыча-
https://www.anekdot.ru/scripts/author_best.php?top10&author=22879&type=story
что нас ОСВОДовской науке учил. И тут-откуда? Зачем я это запомнил? Я понял-что с нами происходит.
Тягун!
Мы еще тогда ржали-зачем нам это? В зоне нашей ответственности тягунов нет. Но Михалычу было похрен. Флотский сундук же. Положено учить-учи!
Ай, спасибо, старый!
Так, что там про тягуны было? Отбойное течение-оно поверхностное! То есть его можно пронырнуть! Здорово, но с ребенком не прокатит. Еще что? Надо плыть вбок! Вдоль берега! Тягун бывает только на ограниченном участке!

Пара минут-и мы на берегу. Дитя даже не въехало, что от папиного нокаута ее отделяли сущие пустяки.

Бредем к месту лежки. Подходит вьетнамец.

-Маласа! Хоросе плывесь!
-Могли б предупредить.
-Мы посмотрель-ты смозесь...
-А китайцев вы предупреждаете почему?
-А она не смозесь...

Сверху выходят парни с досками. Русские.
-Народ- вы поосторожнее-тут обратное течение!
-Спасибо. Именно из-за него у нас здесь база. Удобно же- плыть от берега не надо: сел на доску и ты там. Правда, иногда оно рассасывается. В плохие дни. Но как волна-тут как тут!

Давно не чувствовал себя таким идиотом.




Проблема взаимонепонимания.

"Все врут, но это не имеет значения: никто никого не слушает"

Как кто в детстве я посмотрел культовый фильм "Доживем до понедельника". Среди всей этой пурги запомнился только штумбанфюрер-учитель. Это было близко к советской школе, но гестаповец на фоне наших климактеричных сэнсейш смотрелся лоховатым тюхлей. Вот директорша наша-то да. Челка у нее уже была, наклей усики под нос-и курыниксовый фюрер воочию. Со всеми кинематографичными истериками и лютым человеконенавистничеством.
Ну и строка из сочинения зацепила: "Счастье-это когда тебя понимают"
-Не дай Б-г! -прорезался у меня голос.
Семья выпучила очи. От первоклашки такой реакции явно не ждали.

Никогда не испытывал нужды вывернуть свое душевно-исподнее перед окружающими. Оно мне надо. Но иной раз загадочность собственной натуры приводила к лишним проблемам.

В детстве я регулярно не высыпался. Школа, каждодневные тренировки, гуляния во дворе, чтение с фонариком под одеялом (что бы родители не запалили)- итого на сон часов 6 выходило. Мне надо 10. Один раз , зачитавшись до утра Богомоловым, пошел в школу в состоянии сомнамбулы. Еле отсидел урок, придерживая веки руками. Кое-как волоча ноги попер по лестнице вниз. А пролеты у нас были о-го-го. Метров по 8. Старое здание.
И вот вступив на первую ступень я вырубился. Очнулся уже в полете. Параллельно земле парил я, гордый и свободный птиц, над бренной твердью. Никогда я так остро не ощущал значения словосочетания "лестничный пролет".
Недалече была и жесткая посадка. Глаз орла в деталях узрел ту роковую ступень, об которую расшибется моя глупая тыковка.
Спасибо дзю-до и лично тренеру Протопопову Владимиру Васильевичу. Не зря он нас полгода учил падать. Мы-то пришли в секцию учиться всех ронять-а тут нате. Но науку вбил на всю жизнь. Ни одного (тьфу-тьфу-тьфу) перелома. Хоть летал с третьего этажа, бывало. Но я отвлекся.

Издав пронзительный клекот я извернулся в полете, крутанул сальто вперед и пришел на ноги-уже на площадке. Последнее впечатление -вспышкой- чьи-то вытаращенные зенки в 30 см от моей башки.
Погасил инерцию короткой пробежкой. Выдохнул. Опять навалилась усталость. И я поплелся в класс, волоча ранец по полу.
Тут сзади налетел тайфун.
Что то орало, плевалось и шамкало мне в харю. Ы?
Агнесса Иосифовна. Завуч. Известная истеричка. Городская сумасшедшая. Так вот кто базедово таращился снизу на мою глиссаду. Взглядом лори на пикирующий Мессершмитт Bf.109 .



Педагогиня билась в столь сильной истерике,что ее пришлось отпаивать в учительской водой. Пока все бегали и суетились над огнедышащей Агнессой, я мирно дремал под испепеляющими взглядами педагогов. Подтверждая репутацию конченого.

Как только завуч научилась издавать более-менее осмысленные звуки я с удивлением узнал, что разогнавшись, специально пролетел над гнездом педагога, в полете показал ей язык и пытался скрыться с ВПП. То есть все было задумано !
Это диверсия! Подрыв авторитета завуча! Всей советской школы! Если оставить это вопиющее кощунство без должной кары завтра они нам на голову гадить начнут!
Мои вялые оправдания никто не слышал. Вызвали родителей. К счастью, пошел отец. Ждал он чего угодно, но не в обвинений отпрыска в пернатости. Усомнился. Агнесса и сочувствующие поволокли его на место преступления.
Папенька затребовал следственный эксперимент.
Агнесса поползла вдоль перил.
-Ну?
-И вот тут! Он! Оттуда! Туда!!!
-Не верю. Папаня сложил руки на груди.
-Да я! Сама! Своими глазами! Вот! Здесь! Там!
-Все равно не верю. Пусть кто-нибудь повторит. Вот! Учитель физкультуры, если не ошибаюсь? Прыгайте!
-Я чо, дурак? Мне жить надоело?
-Так вы ж говорите, что это первоклашка проделал! Легко! Ну же! Не бойтесь! Алле-оп!
-Даидиты!
-Вы что? С ним заодно!
-А вы заговор потомственных птеродактилей раскрыть решили? Вы почему таблетки вовремя не принимаете? А завтра вам привидится что ученики вас с под земли за ноги кусают-тоже родителей этот бред слушать позовете! Развели тут дурдом!

И меня перевели из этой школы в другую.

Самое обидное, сука, что одноклассники ,твари, тоже не поверили. На мои попытки доказать предложили повторить.
Отказался ссылаясь на нелетную погоду.
Так я и остался непонятым Икаром.

Продуктивный разговор с подрастающим поколением.

В наказание назначил всем завтра посетить мою проповедь об эволюции человека. Проповедь называется " Слаб еси инако ж Словесы о мере перваго человека Адама и о телеси его". Будут новые факты, закуплены диафильмы.
"Горе нашей пока ещё многочисленной семьи", - говорил я со значением, проходя вдоль качающегося строя, - "оно ведь непростое. Оно заключается в том, что не все из вас пойдут, к сожалению, работать в шахты. Не все будут оставлены в забое с отпечатанной нормой выработки угля в зубах. Это не касается наших любимцев, Серёжи и Николая. Им в рудник - дорога прямая и верная, освещённая фонариком одноногого десятника и полным отсутствием перспектив получения образования в нормальной школе. Вот об остальных присутствующих здесь болит моё сердце. Георгий! подойди, не бойся, повисну на тебе в изнеможении, обопрусь на раскормленные плечи. Продолжу ж... Ведь у многих теплится ещё надежда, что вывернутся они, упасёт их заступница наша от закономерного жизненного финала - прыгать на зажелтелом из-за слонов снеге перед шапито, изображая отсутствующих, но заявленных в афишах шимпанзе. Теплится надежда, а?! Теплится ещё, что прощу я и всё забуду?! Шепчет слова успокоения, да?! Вот она главная беда-то нашей дружной семьи! Неоправданность ожиданий! Моих, ваших, врачей моих, ваших врачей, педагогов, господи прости, прочих и присных. Вы лучше, слушайте, сразу отчайтесь! Я говорю, отчаяние - оно вернее, разочарование - оно вас не покинет... Не убежит с подполковником. Вам с ним, с безнадёжностью, а не с подполковником, так сказать, жить. А надежды - это всё пустое! На что надеялись те, кто завалил прошлую сессию и был переведён на платное отделение?! На что?! На то, что пайки ваши урезаны не будут - вот на что надеялись они! И как? Помогла вам ваша надежда?! Ну, с мальчиками понятно - этих худо-бедно сдадим на вес и их поглотит народное хозяйство, выплюнув после, где-то под Барнаулом, уже с железными зубами, двумя судимостями и хриплыми сожительницами с характерным одним именем Оля на всех. За мальчиков, иначе говоря, я спокоен. Но вот девочки меня огорчают... Беспокоит меня ваша судьба, девочки... Вы все с нашей мамы пример берёте, а она уже родилась беременная вторым ребёнком и с моей фотокарточкой в руках. Вы даже в эту сторону и не думайте. Когда чувствуете, что уже наели в ресторане на чужие мужские две-три тысячи рублей - бегите домой, всё! Приятное приключение закончилось! Лучше вас унизят дома родные, чем посторонние и по дороге... Надежда, девочки, не должна калечить ваши души! Ваши души должно калечить знание жизни...Только образование, только оно спасёт вас от заслуженной вами карьеры. Увидеть вас доцентами кафедры философии и умереть - вот задача, стоящая передо мной. Доценту-женщине кафедры философии можно всё! Выть в коридоре, не фокусировать глаза при встрече с ректором, ходить по факультету 7 марта, держась за стены. Большего не хочу, на меньшее не согласен! Повязывайте тряпицы на головы и бредите уже в университет свой, постылые..." Так я закончил своё утреннее чаепитие и выдал домочадцам по небольшому куску рафинада, строго глядя в глаза каждому подошедшему.


Д. Шемякин

Японский пантеон.

Найдено в АН.Ру
Удивительно,но и в этой помойке бывают жемчужины.

Занятия по минно-взрывному делу у нас вела "приглашенная звезда" - полковник Вино...дов, которого мы называли "Бонд", за его манеру представляться: "Вино...дов. Полковник Вино...дов". Вообще-то, он преподавал в военном училище, но училище "арендовало" у нашей части полигон, а часть "арендовала" у них преподавателя.

Не знаю, кто придумал эту хитрую схему, комбат или училищное руководство, но факт - преподавали у нас этот предмет на уровне высших учебных заведений Минобороны, или даже лучше, потому что Бонд любил говорить: "Я вам даю более углубленную программу, чем курсантам, потому что они будут офицерами, и руководить издалека, а вам во все это руками лезть."

Первое занятие проходило в учебном классе. Бонд, представившись в своем фирменном стиле, поставил дипломат на стол и, потерев руки начал: - В японском фольклоре есть весьма интересные и самобытные монстры. Например Сагари - лошадиная голова свисающая с ветки дерева в лесу. Или Сиримэ - призрак с глазом в жопе. Хитоцумэ-кодзо выглядит как лысый и одноглазый мальчик, а Хоонадэ - призрачные руки летающие отдельно от хозяина.

Точно утверждать не буду, но есть подозрение, что причиной появления столь странных существ стало то, что японцы достаточно рано переняли у китайцев порох. Итак, тема нашего первого занятия: "Техника безопасности при обращении с взрывчатыми веществами."

Околоноля.

В случайной беседе с камрадом неожиданно наткнулся на непрочтение оным "Околоноля" Суркова (Н. Дубовицкого)

http://royallib.com/book/dubovitskiy_natan/okolonolya_gangsta_fiction.html

Меня в свое время эта вещь примирила с властью. Если у нас высшие чиновники ТАК пишут-то я прощу им любую потраву казне.
К тому же вон Д.Шемякин бывший чиновник. Не так все плохо в государстве,ежели наверху такие люди.

Вот отрывок оттуда. Хотя я понимаю,что за одну сурковскую строку можно отдать пятьдесят тонн избирателей и продешевить при этом.

Называется «Карьера».
Слушайте. «Виктор Олегович явился в Москву крепким хорошистом из некоего захолустья, метил в Ломоносовы, поступил в какой-то вуз, после которого, однако, ему засветило такое безотрадное распределение, такие холмогоры, что он поспешно женился, как ему думалось, по расчёту, а реально — по глупости, на московской прописке.
Прописка оказалась неюной женщиной, похотливой и прожорливой повелительницей двухкомнатной хрущобы, к которой незапланированно прилагались муж-паралитик (бывший, но любимый и живший здесь же) и пожилой сын (пьющий, но любимый и живший здесь же).
Прописанный Виктор Олегович был попран и обращен в совершенное рабство. Он пресмыкался на двух работах, делал всё по дому, кормил зловонного своего коллегу-паралитика, который мужем считал себя, а Виктора Олеговича обзывал мужиком, бывал бит мощным своим пасынком и мучим экзотическими сексуальными устремлениями супруги.
Такие кондиции быта совсем вымотали Виктора Олеговича. Неудивительно, что однажды он пришел на одну из своих работ, был вызван в кабинет одного из многочисленных своих руководителей, подвергнут там унизительной выволочке по поводу каких-то накладных, перепутанных с докладными, и рухнувшего в связи с этим делопроизводства, разрыдался и сошёл с ума.
Безумие Виктора Олеговича было обнадёживающим. Для начала ему стало понятно, что он Бертольд Шварц. Он тут же изобрёл порох и взорвал свое рабочее место, и, естественно, оказался в руках медперсонала.
Медперсонал путём физического и химического воздействия довольно скоро убедил Виктора Олеговича, что он не есть Б.Шварц и порох изобрёл зря.
Виктор Олегович уступил давлению, согласился, что он не Шварц, но в то же время не признал себя и Виктором Олеговичем. Он переметнулся в стан литераторов, за двое суток написав „Котлован“ (никогда, кстати, ранее им не читанный), и ходил теперь писателем Платоновым.
Тогда к делу подключилась профессура. Роман был признан талантливым, но несвоевременным. Виктор Олегович с огорчением узнал, что Платонов давно умер, успев создать ровно такой же текст и ещё много других, и что, стало быть, Виктор Олегович писателем Платоновым считаться не может.
Больной опять уступил, но Виктором Олеговичем опять-таки себя не признал. Он торопливо увлёкся живописью, и к утру на больничной стене сияла ужасающе неуместная Мадонна Рафаэля.
На изгнание Рафаэля ушёл месяц. Виктор Олегович смягчился. Он понял, что хватил далеко. Стал подбирать роли поскромнее. Торговался даже с профессурой, вымаливая разрешение быть хотя бы пациентом X. из восьмой палаты. Но профессура не пошла на компромисс.
— Удивительный больной, — сказала она, обращаясь к медперсоналу. — Он готов быть кем угодно, только не собой. С этим пора кончать.
И продолжила, уже в адрес Виктора Олеговича:
— Виктор Олегович, вы — Виктор Олегович. И никто больше. И на этом основании я вас категорически выписываю.
Выписанный Виктор Олегович побрёл по улице так уныло, что гулявший вокруг неведомый лимитчик решил из сострадания угостить его пивом.
Воздух в пивной был несвеж и горяч. Вскоре забурлила рядом мутная драка, захлестнувшая и случайного покровителя Виктора Олеговича, который сцепился с каким-то студентом. Студент был мельче лимитчика и, убоявшись поражения, достал нож. Тогда лимитчик схватил Виктора Олеговича и швырнул его в студента. Виктор Олегович на мгновение ощутил двусмысленную радость свободного полёта и угодил прямо в голову студента. Студент хрустнул. Виктор Олегович потерял сознание.
Очнулся он в отделении милиции.
— Вами убит человек, — заявила милиция.
— Я не убивал, — протрепетал Виктор Олегович.
— Да не вы убили, а вами убили, — внесла ясность милиция и отпустила Виктора Олеговича.
Но он не ушёл. Поселившись в тюрьме, он вёл себя тихо, давал показания с удовольствием. Особенно понравился ему следственный эксперимент, когда лимитчик, показывая, как всё было, брал Виктора Олеговича, поднимал над собой и медленно опускал туда, где когда-то стоял ныне покойный студент.
После был суд, в ходе которого завёрнутые в полиэтилен студенческий нож, сломанный стул, сосредоточенный Виктор Олегович и разбитая пивная кружка фигурировали в качестве вещественных доказательств. Лимитчику дали восемь лет. Виктору Олеговичу пришлось расстаться с тюрьмой и уютной профессией вещдока.
Выйдя из зала суда, Виктор Олегович избежал возвращения в двухкомнатную деспотию московской прописки и поселился в неразборчивой роще за кольцевой дорогой.
Там он жил поначалу философом, но из-за стужи и скудости ягодного рациона постепенно одичал и стал совершать набеги на окрестности мясного пропитания ради. В самые угрюмые ночи длительных зим не брезговал и человечиной. Последствиями этого злоупотребления явились рога, клыки и обильная шерсть, а по некоторым сведениям, и хвост, которыми одарил Виктора Олеговича господь, по доброте своей заботясь о выживании всякой твари в несносном нашем климате.
Послал господь озверевшему таким образом Виктору Олеговичу и средство для удовлетворения самой могучей земной нужды, позволив похитить и утащить в лес с глухой станции плодородную уборщицу. Так появилась самка у Виктора Олеговича, который нимало не медля размножился катастрофически.
Уже через два года популяция Викторов Олеговичей насчитывала до сотни особей. Подвижные стаи этих алчных существ опустошали Подмосковье, что привело к полному упадку садоводства и огородничества.
В конце концов, несмотря на протесты зелёных, власти разрешили отстрел викторов олеговичей.
Охотники со всего мира провели вблизи столицы не один кровавый сезон. Им удалось добиться значительных успехов, так что теперь увидеть хотя бы одного Виктора Олеговича в наших местах трудно, от встреч с людьми он уклоняется, прячется в самой глуши и, по заверениям краеведов, самый факт его существования стал предметом скорее дачного фольклора, нежели классического естествознания».

Джон Шемякин о школьной форме.

Рассмотрел купленную школьную форму неожиданного для меня образца. Представил в ней и Георгия Джоновича, и Вавилония Джоновича, и прочих Джоновичей, число которых после летнего отдыха устанавливает конная полиция.
Школьная форма эта прекрасна. Не хватает только орхидеи в петлице, котелка, свернутой "Таймс" и двух индусов-камердинеров: Ага-хана и Сукрамбхати. Сукно аглицкой фабрикации. Цвет уверенно банковский. Гарнитура фантастическая: переплетения змей каких-то на пуговицах. Учиться в такой форме совершенно невозможно. В такой форме возможно только принимать решения об аннексии Трансвааля. И под шампанское рассуждать о котировках Дебирс среди дубовых панелей, модерна, пальм и красивых германских агентов.
Я в своей школьной форме полноценно жил. Она была окопной правдой. По ней всё читалось: когда, с кем, гудрон, забор, отчего, кому и известь. Выходишь в форме со стройки, валяешься в снегу, идёшь от костра, в котором банки с краской лежали - башка дымится, а ей всё нипочём. Со второго дня как задница начинала лосниться, так и лоснилась ярко и свято весь учебный год. Бежим с лоснящимися задницами как стая молодых и коварных павианов, строим планы. К концу года форма получала какой-то даже благородный винтаж: полуоторванная эмблема на рукаве, но низу брюк - кант из скрепок, фольга под значком.
В этой же новой форме только чинные прогулки по тротуарам на манер старой девы и жеманные темы про вздорожание куртизанок из 11-го бэ.
Чудовищно.

Задача из прошлой жизни.

Как и в любом техническом ВУЗе- в МИСиС было повальное увлечение преферансом. Недавно в сети наткнулся на интересную задачу.
Мы ее решали лет дцать назад. Те,кто перешел на бридж,даже сказали название этого приема-Сквиз.Итак.
Для тех,кто в теме.



Вторая рука играет мизер. Ход с первой руки. Вопрос-ловится ли сей мизер?